http://russianchange.narod.ru    
П. Г. Гайдуков
О начале русской монетной чеканки в XIV в.

Изд.: Вестник истории, литературы и искусства: Альманах. Т. VI. М., 2009. С. 291-306.

Тысячелетняя история отечественного монетного чекана в своем развитии пережила несколько этапов. Можно выделить шесть главных периодов существования русской денежной системы. В первый (IX – начало XII в.) происходит формирование древнейшей денежной системы, базирующейся преимущественно на использовании иноземной серебряной монеты (сначала серебряных дирхемов арабских государств Передней и Центральной Азии, а позже серебряных денариев стран Западной Европы), на приспособлении этой монеты к денежному обращению Руси. Именно к этому периоду относится кратковременное изготовление в конце X – начале XI в. древнейших русских монет из золота и серебра.
Второй период, известный как «безмонетный», начался в начале XII в. в связи с прекращением потока западных монет на Русь и продолжался до середины XIV в. В крупных расчетах и платежах, а также для накопления, пользовались сначала весовым серебром, а затем серебряными гривнами-слитками разных форм. Мелких денежных знаков в этот период Русь не знала. Третий, «удельный» период русской нумизматики, датируется второй половиной XIV в. – 1533 г. Он характеризуется возвышением роли денег в связи с развитием внутреннего рынка, началом массовой ручной чеканки собственно русской монеты, первоначально выпускавшейся отдельными княжествами, по мере объединения которых вокруг Москвы постепенно складывалась общерусская денежная система.
В четвертый – «царский» период (с 1533 г. по конец XVII в.) – возникла единая монетная система Русского государства, ознаменовавшая завершение длительного процесса централизации разрозненных княжеств. До конца XVII в. в денежном обращении находились мелкие серебряные монеты трех номиналов, которые лишь в начале XVIII в. были заменены монетами европейского образца машинной чеканки из золота, серебра и меди.
В пятый и шестой этапы объединяются монеты «императорского» и «советского» периодов XVIII–XX вв. 1
«Удельный» период русской нумизматики – один из наиболее важных и наименее изученных. В это время зарождаются и взаимодействуют местные денежные системы, и происходит процесс их слияния в общерусскую денежную систему. Источниковая база русской нумизматики конца XIV – первой трети XVI в. очень внушительна. По предварительным подсчетам в музейных и частных собраниях хранится не менее 80 тысяч монет этого времени. Отечественными исследователями за более чем 150 лет развития русской нумизматики как науки в области изучения монет княжеств Центральной и Северо-Восточной Руси, а также Новгорода и Пскова, сделано многое. Несмотря на это, отдельные составляющие части этого периода изучены лишь выборочно, и пока нет условий для создания общей картины становления и взаимодействия местных денежных систем конца XIV – первой половины XV в. Очень далеки отечественные нумизматы и от создания полного свода русских монет «удельного» периода.
Во второй половине XIV в. в некоторых русских княжествах создались условия для чеканки собственной монеты. Первые серебряные именные деньги изготавливаются в начале 1380-х годов в Великом княжестве Московском при князе Дмитрии Ивановиче Донском. Почти одновременно с Москвой начинается выпуск монет и в других великих княжествах – Рязанском и Нижегородском, после 1400 г. – в Тверском. В 20-е годы XV в. чеканка собственных денег была налажена в Великом Новгороде и Пскове. Начиная с конца XIV в. изготовление монет широко распространилось и во многих других княжествах. Насчитывается не менее 25 городов, в которых в первой половине XV в. существовало денежное производство, и около 50 правителей, от имени которых чеканились монеты (Рис. 1).


Рис. 1. Карта русских земель в XIV – середине XV в.
(История СССР с древнейших времен до наших дней. Т. II. М., 1966. Вкл. между с. 96 и 97).
Города, чеканившие собственную монету, подчеркнуты.


Денежное обращение Руси в конце XIV – первой трети XVI в. обслуживалось небольшим набором монетных знаков. За исключением денежных слитков, это были лишь серебряные деньга и полуденьга, а в Новгороде и Пскове – деньга и четверетца (то есть четверть денги). В отдельных княжествах (особенно в Тверском и Московском), кроме серебряных, изготавливались и медные монеты (пула) минимального достоинства.
В задачи нумизматики входит всестороннее изучение денежных систем и денежных знаков, выпускавшихся от имени конкретных правителей, городов или государственных образований. Эта специальная историческая дисциплина, с ее специфическими источниками и методами исследования, позволяет рассматривать многие стороны жизни древних обществ, выпадающих из поля зрения других документов прошлого. Для истории отечественного средневековья монеты являются незаменимыми свидетелями финансовых и экономических сторон жизни государства, а также отдельных черт его политической и династийной истории. До недавнего времени представление обо всей совокупности монет, обслуживавших русское денежное хозяйство в XIV–XVII вв., относилось к числу слабо изученных проблем. Функциональное назначение младших денежных номиналов и их место в системе денежного счета и монетной метрологии были неясны, а сами монеты были представлены в изданиях лишь отдельными случайно выбранными монетными типами.
Поставив перед собой задачу систематизации, каталогизации и всестороннего изучения самых мелких разменных монет средневековой русской денежной системы – медных пул, а также серебряных полуденег и четверетц – автору статьи удалось подготовить и издать два нумизматических труда, включивших в себя сведения о 30 тысячах монет, разбросанных по десяткам государственных и частных собраний 2. В них впервые проведено исследование всех известных нумизматических и письменных источников, и сформулированы общие заключения по различным вопросам существования монет минимального достоинства, которые в течение трех веков являлись составной частью денежной системы Руси. Выяснилось, что национальная денежная система была на самом деле не такой примитивной, как это представлялась раньше. Кроме исследования монетного материала, в книгах имеются подробные каталоги, в которых содержатся описания всех типов и вариантов монет, их издания, фотографии и графические прорисовки. Такой способ публикации нумизматических источников дает возможность практического использования этих книг не только профессиональными нумизматами и историками, но и музейными работниками.
В течение последних лет в рамках подготовки к изданию «Свода монет Великого княжества Московского второй половины XIV – первой четверти XV в.» автор статьи вел систематизацию монет великого князя Дмитрия Ивановича, а также его сына и преемника Василия Дмитриевича. Изучаемая тема представляется ключевой для понимания раннего русского денежного чекана, поскольку это княжество в конце XIV в. было экономически и финансово наиболее развитым, и именно Москва «задавала тон» всему денежному делу Руси.

* * *
Целый ряд новых вопросов поднимает изучение ранних монет Москвы, прежде всего, необходимо ответить на один весьма важный вопрос – когда на Руси начинается монетная чеканка. В отечественной нумизматической литературе считается общепризнанным, что первые серебряные деньги начали изготавливать в Великом княжестве Московском при Дмитрии Ивановиче Донском (1359–1389 гг.). Почти одновременно с Москвой монетное производство начинает Дмитрий Константинович Нижегородский (1355–1383 гг.) и Олег Иванович Рязанский (1350–1402 гг.). О времени начала изготовления денег в Москве существуют разные, но с хронологической точки зрения – близкие заключения. Начиная с трудов А. В. Орешникова и И. И. Толстого столетней давности, все исследователи рубежом для московской монетной чеканки считают 1380 год, то есть начало производства русских денег связывают со временем сразу же после или незадолго до Куликовской битвы. Так, Г. А. Фёдоров-Давыдов, например, писал: «Близкий... вес (около 1,0–1,1 г) имеют ранние выпуски Дмитрия Донского и Дмитрия Константиновича, чеканенные в начале 80-х, а может быть, и в конце 70-х годов XIV в.» 3.
В музейных и частных коллекциях зарегистрировано всего около 200 денег Дмитрия Ивановича: 140 анонимных и 60 именных. Монет Василия Дмитриевича (1389–1425 гг.), насчитывается около 2000 экз. Денег же последующего правителя – Василия Васильевича Тёмного (1425–1462 гг.), – княжившего 37 лет, то есть почти столько же, что и отец, известно не менее 20000–22000 экз. 4 200 денег Дмитрия Ивановича разделяются на четыре типа именных и не менее трех типов анонимных (Рис. 2, 3: 1-3). От эпохи Василия Дмитриевича дошло в 10 раз больше монет. Значительно увеличилось и количество монетных типов: их насчитывается уже более 50 (Рис. 3: 4-8, 4). Монет же Василия Тёмного даже по самым скромным подсчетам известно в 10 раз больше, чем Василия Дмитриевича, а монетных типов этого князя насчитывается более 200. Процентное отношение монет разных правителей следующее: 0,8 % относится к Дмитрию, 8,2 % – к Василию I и 91 % – к Василию II. Такое распределение заставляет задуматься: почему до Василия II монет сохранилось так мало?


Рис. 2. Типы именных денег Дмитрия Ивановича Донского.
Прориси И. В. Гришина.





Рис. 3. Основные типы анонимных денег Дмитрия Ивановича Донского и Василия I.
Прориси И. В. Гришина.





Рис. 4. Основные типы именных денег Василия I.
Прориси И. В. Гришина.


В Москве к концу XIV в. сложилась следующая система счета: серебряный слиток (рубль) весом около 200 г последовательно подразделялся на две полтины, 10 гривен, 33 1/3 алтына, 200 денег и 400 полуденег. При этом гривна и алтын не были реальными денежными знаками, а лишь счетными единицами. В это время уже чеканились и медные монеты – пула, но об их количественном отношении к серебряным монетам нет никаких данных.
Автор в целом разделяет мнение о датировке древнейших московских денег временем после Куликовской битвы, но с одной оговоркой: не Дмитрий Донской был инициатором русской монетной чеканки. Ко времени начала его княжения денежное производство на Руси уже существовало. Великий князь Дмитрий Иванович первым начал лишь выпуск монет русско-татарских типов: сначала безымянных, а позже и именных. Эти монеты на одной стороне несли изображение и круговую кириллическую надпись, а на другой – арабскую легенду с именем хана. Как до Дмитрия Донского, так и в первый период его правления русская чеканка существовала в виде двусторонних подражаний татарским монетам. Об этом свидетельствуют клады конца XIV – начала XV в., где, как правило, такие монеты представлены 5.
Нумизматы уже давно обратили внимание на двусторонние подражания золотоордынским дирхемам и высказали предположение, что именно они являются первыми русскими деньгами. В «Предисловии» к публикации Дроздовского клада, в состав которого входят 14 таких монет, С. И. Чижов специально останавливался на этом вопросе. Он писал: «Наряду с русско-татарскими встречаются русские деньги чисто-татарского типа, то есть обе стороны которых носят подражание татарским легендам. Подобные деньги встретились и в настоящем кладе. Интересно отметить, что средний вес этих денег определяется в 21,18 долей (0,940 г – П. Г. ), а русско-татарского типа только в 19,74 долей (0,876 г – П. Г. ). Вес этот отчасти указывает на то, что деньги татарского типа чеканились раньше денег русско-татарских. Это, впрочем, так и должно было быть. В XIII и XIV вв., за неимением своей собственной монеты, на Руси обращались, главным образом, татарские деньги. Население их хорошо знало и к ним привыкло, а потому ничего не было удивительного, что при введении собственной монеты, на первых порах рисунок ее представлял полную копию татарских денег, а потом уже, со временем, появился тип русско-татарских монет, продержавшийся... всю первую четверть XV века» 6.
Рассмотрев многочисленные двусторонние подражания и установив, что по весу они делятся на разные группы, историк так подытожил свои наблюдения: «Все сказанное также приводит меня к убеждению, что первые русские монеты представляли собою копии татарских денег, никаких русских надписей не имели и чеканились... с весом в 32 доли (1,42 г – П. Г. ) каждая» 7. Исследователь считал, что подражания с таким весом выпускались в период правления Дмитрия Ивановича.
Справедливость версии С. И. Чижова была подтверждена по отношению к монетам Великого княжества Рязанского В. Л. и С. А. Яниными. Ими было установлено, что в Рязанской земле вскоре после начала надчеканивания обращавшихся там дирхемов Золотой Орды русскими буквами было налажено изготовление подражаний, которые также надчеканивались, вначале буквами, а с конца 80-х годов XIV в. – «тамгой» рязанских князей (Рис. 5). Типологическая и стилистическая близость подвергавшихся надчеканке подражаний, наличие многочисленных штемпельных связей между их разновидностями подтверждали «местное происхождение» самих подражаний и указывали на то, что «изготовление подражаний и снабжение их надчеканкой были двумя этапами единого технического процесса изготовления монеты» 8.


Рис. 5. Схема соотношения штемпелей надчеканенных подражаний джучидским дирхемам
(Янин В.Л., Янина С.А., 1955. С. 120. Рис. 3).


Наиболее подробное исследование двусторонних подражаний провел Г. А. Фёдоров-Давыдов при изучении Тихомировского и Саранского кладов. Согласно ему, Тихомировский клад (Чувашия) золотоордынских дирхемов может датироваться концом 1370-х годов; он состоит из 489 монет, в числе которых насчитывается 112 двусторонних подражаний весом 1,0–1,1 г (Рис. 6); они выбиты 17 штемпелями и объединены в 25 типов 9. Саранский клад (Мордовия) русских и золотоордынских монет, по мнению Г. А. Фёдорова-Давыдова, датируется 1409 г.; он состоит из около 3547 монет (3378 русских и 169 золотоордынских), в числе которых насчитывается около 490 двусторонних подражаний 10. Анализируя эти подражания, исследователь признал их русскими и разделил на три весовые группы: I группа – свыше 1,00 г, II группа – 0,91–0,95 г, III группа – 0,80–0,88 г 11. Благодаря наличию наиболее тяжелых подражаний в кладах джучидских дирхемов, Г. А. Фёдорову-Давыдову удалось выяснить, что такие монеты появляются еще в 1360-е годы, а массовый характер их выпуск приобретает в 1370-е годы. Исследователь высказал предположение, что они чеканились в суздальско-нижегородских землях и представляют собой, таким образом, первые русские монеты 70-х годов XIV в. 12. Параллели с весом монет Суздаля и Нижнего Новгорода привели его к предположению, что подражания II группы следует датировать 80-90-ми годами XIV в., а подражания III группы – рубежом XIV–XV вв. Г. А. Фёдоров-Давыдов полал, что местом изготовления подражаний II и III весовых групп следует считать суздальско-нижегородские или соседние с ними земли (Стародубское княжество) 13. Интересную группу из 17 русских подражаний монетам Золотой Орды весом 1,30–1,40 г издал И. В. Волков (Рис. 7), который датировал выпуск этих монет последним десятилетием XIV в. и относил к рязанским землям 14.


Рис. 6. Двусторонние подражания джучидским монетам из Тихомировского клада
(Фёдоров-Давыдов Г.А. , 1964. С. 175. Рис. 2). Уменьшено.





Рис. 7. Двусторонние подражания джучидским монетам, выпускавшиеся в рязанских землях
(Волков И.В., 2005б. С. 29. Рис. 2, фрагмент схемы).


Итак, на Руси в денежном обращении конца XIV – начала XV в., наряду с именными и анонимными деньгами русских княжеств, находились двусторонние подражания различных весовых норм. Выпуски таких монет были многочисленны, поскольку они присутствуют во многих кладах того времени, составляя от 6 до 33 % 15. В этих подражаниях автор статьи, вслед за С. И. Чижовым, В. Л. и С. А. Яниными и Г. А. Фёдоровым-Давыдовым, видит русские монеты. Они чеканились, вероятно, в разных регионах, но в первую очередь в крупнейших княжествах. До 1380 г. в денежном обращении эти подражательные монеты были единственным номиналом русской монетной системы. Саранский клад сохранил в своем составе восемь таких монет весом 1,02–1,18 г (Рис. 8). С введением анонимных и именных денег русского облика Дмитрием Донским чеканка подражаний не прекращается. Меняется лишь их весовая норма, которая была, вероятно, единой с другими деньгами. Именных и анонимных монет Дмитрия Ивановича и Василия Дмитриевича, по сравнению с монетами Василия Тёмного, сохранилось в 10 раз меньше. Трудно себе представить, что население экономически наиболее развитого русского княжества в конце XIV – начале XV в. обходилось только ими. Для повседневных товарно-денежных отношений их было явно недостаточно. Должны были быть и другие типы монет, и ими, на мой взгляд, являлись двусторонние подражания.


Рис. 8. «Тяжелые» двусторонние подражания джучидским монетам
из Саранского клада. ГИМ.


Подражательные монеты Саранского клада разделяются на три разные по весу группы. Судя по самым легким, они могли чеканиться даже в начале XV в. Процесс изготовления денег русского облика и двусторонних подражаний в Московском, Нижегородском и других княжествах в 1380–1390-х годах и в начале XV в. осуществлялся, по всей вероятности, синхронно. В настоящее время самой насущной задачей понимания ранней истории русской чеканки, на наш взгляд, является обстоятельное изучение подражаний и выявление общих штемпелей в разных потоках денежного производства. Такие штемпели должны служить надежными связующими «мостиками» между подражаниями и монетами русско-татарского облика. Единичные случаи употребления общих штемпелей уже известны.
Говорить более точно о начале чеканки на Руси двусторонних подражаний крайне сложно, т. к. никаких надежных датирующих материалов пока нет. Можно лишь предполагать, что в 1350-х годах такая чеканка уже существовала, поскольку есть значительное число монет, копирующих дирхемы хана Джанибека (1339–1357 гг.) 16. Кроме кладов надежных данных об использовании до 1380 г. в русском денежном обращении двусторонних подражаний до недавнего времени практически не было. Большим событием для излагаемой проблемы стало открытие, сделанное Новоторжской археологической экспедицией под руководством П. Д. Малыгина и Н. А. Сарафановой на Верхнем городище Торжка. Летом 2005 г. там были исследованы остатки подпольной части сооружения. Постройка погибла в пожаре, который археологи связывают с разорением Торжка в 1372 г. тверским князем Михаилом Александровичем. Здесь найдены 52 вислые свинцовые печати от сгоревших грамот 17. Судя по ним, эта постройка служила канцелярией новоторжских наместников новгородских архиепископов (владык) 30-х–70-х годов XIV в. В комплексе находок есть единственная монета – серебряное двустороннее подражание дирхему Джанибека весом 1,16 г (Рис. 9). Она подтверждает обращение таких монет в центральных русских землях в начале 1370-х годов.


Рис. 9. Подражание дирхему хана Джанибека из Торжка.


Еще одним подтверждением начала русской монетной чеканки до Дмитрия Донского служит уникальная монета из собрания Эрмитажа (ГЭ, № 2960; вес 0,62 г). Она описана С. Шодуаром в «Обозрении русских денег и иностранных монет» в разделе тверских денег и отнесена к великому князю Ивану Ивановичу (1485–1490 гг.) (Рис. 10) 18. На лицевой стороне монеты помещена пятистрочная надпись (КНЯЗ/. ВЕЛИ/КОГО ИВ/.НА ИВАН./ВЧА), а на оборотной – подражание арабской надписи, в которой однозначно опознается легенда дирхемов ханов Бердибека или Кульны 760 г. х. (1358–1359 г.) (Рис. 11).


Рис. 10. Монета Ивана Ивановича Красного (Шодуар С. , 1837б. Табл. II, 54, 7).





Рис. 11. Монета Ивана Ивановича. ГЭ. Фотографии л. с. сделаны под разным освещением.


Монета не вызывает никаких сомнений в подлинности. Заподозрить в ней фальшивку 30-х годов XIX в. невозможно еще и по той причине, что она происходит из коллекции Я. В. Брюса, собранной в первой трети XVIII в. В ту пору интерес к старинным русским деньгам был лишь у весьма ограниченного круга лиц, и фабриковать их имитации было совершенно бессмысленно. Такой промысел возник лишь через 100 лет на волне повышенного интереса к нумизматическим древностям после издания каталога монетного собрания А. Д. Черткова 19. Образцы антикварных подделок того времени хорошо известны 20. Рисунок именно этой монеты есть в рукописном каталоге коллекции Брюса, где она с неправильно прочитанной легендой (КНЯЗЬ ВЕЛИКОГО НОВАГРАДА) помещена среди новгородских денег периода независимости 21. В 1777 г. изображение этой монеты в числе других рисунков из каталога Брюса было издано в книге Х. Шмидта (Рис. 12) 22.


Рис. 12. Рисунки русских монет из рукописного каталога Я. В. Брюса.
Изданы в книге Х. Шмидта (Schmidt Ch. , 1777. Tab. I, фрагмент).


Итак, это пролежавшая в коллекциях почти 300 лет и оставшаяся без должного внимания нумизматов монета великого князя Ивана Ивановича Красного (1353–1355 гг.), отчеканенная незадолго до его кончины. Оборотная сторона подражает, вероятно, гюлистанскому дирхему хана Бердибека (1357–1360 гг.) 760 г. х. 23. Относить прототип рассматриваемой монеты к гюлистанскому дирхему хана Кульны (1359–1360 гг.) 760 г. х. было бы неверно, поскольку он правил всего пять месяцев и был убит вскоре после смерти Ивана Ивановича, 13 ноября 1359 г. (Рис. 13) 24.


Рис. 13. Гюлистанские дирхемы 760 г. х. Бердибека (1, 2) и Кульны (3, 4)
(Френ Х.М. , 1832. С. 14. № 114, 117. Табл. IV, XCVII, C;
Фёдоров-Давыдов Г.А.
, 2003. С. 186. № 183; С. 187. № 188. Табл. XIII, 183, 188).


Сравнение надписи монеты с вислыми актовыми печатями Ивана Ивановича позволяет говорить о близкой палеографии букв и практически идентичной композиции расположения легенд 25. На свинцовой новгородской печати № 413 помещена шестистрочная надпись: «КНЯЗЯ ВЕЛИКАГО ПЕЧАТЬ ИВАНА ИВАНОВИЧА». На позолоченном аргировуле, сохранившемся при первой духовной грамоте Ивана Ивановича (датируется ок. 1358 г.), значится пятистрочная легенда: «ПЕЧАТЬ КНЯЗЯ ВЕЛИКОГО ИВАНА ИВАНОВИЧА» (Рис. 14). Значение новой атрибуции обнаруженной в собрании Эрмитажа монеты отца Дмитрия Ивановича Донского очень велико, поскольку позволяет отодвинуть дату начала выпуска именных русских денег более чем на 20 лет.


Рис. 14. Свинцовая (1) и серебряная с позолотой (2) печати Ивана Ивановича Красного.
1 – Янин В.Л., Гайдуков П.Г., 1998. С. 168. № 413; 2 – Соболева Н.А. , 1991. С. 148. № 8.


Таким образом, можно говорить о том, что монетная чеканка в виде двусторонних подражаний джучидским дирхемам существовала на Руси с середины XIV в. Следует заметить, что все подражательные монеты изготовлены штемпелями, резанными от руки. Тяжелые двусторонние подражания, в небольшом количестве сохранившиеся в Саранском кладе, а также монета из раскопок в Торжке свидетельствуют, что весовая норма первых русских денег могла быть ок. 1,20 г. Если это так, то именную монету великого князя Ивана Ивановича, весящую 0,62 г, можно называть первой русской полуденьгой.
Следует отметить, что в денежном обращении Руси второй половины XIV в. участвовали также обрезанные джучидские дирхемы. Основное их количество датируется временем до правления Токтамыша (1376–1399 гг.). Находки таких монет известны в Москве, Московской и Владимирской областях, а также в Городце на Волге 26. В Московских землях вес обрезанных восточных монет колеблется в пределах 0,8–1,1 г, в Городце для них выявлено три нормы: 1,05, 0,75 и 0,50 г 27. Вполне вероятно, что вес этих монет подгонялся под русскую весовую норму, но на какой территории обрезали дирхемы, сказать пока невозможно (Рис. 15). Весовые нормы чеканки монет в Москве и Орде были независимы друг от друга 28. Вес джучидского дирхема в столичных городах при хане Джанибеке (1339–1357 гг.) и позже составлял 1,44–1,55 г, в начале правления хана Токтамыша – 1,41–1,49 г, после проведения им реформы 1380 г. – 1,37–1,43 г 29.


Рис. 15. Джучидские дирхемы и подражания им, обрезанные в кружок.
1–3, 5 – частные коллекции. Вес 0,57, 0,55, 0,41, 0,31 г; 4 – ГЭ. Вес 0,37 г.


Конечно, приведенного материала слишком мало для окончательных выводов, и высказанные в статье соображения о начале денежной чеканки на Руси в середине XIV в. останутся предположениями до появления новых нумизматических находок. Подобные сведения могут содержаться в первую очередь в кладах с русскими монетами, захороненными до 1380 г. и вскоре после этого времени. Необходимо также провести поштемпельное изучение подражательных монет. Картографирование новых находок на русских землях, как дирхемов Золотой Орды (целых и обрезанных), так и их подражаний, в будущем позволит конкретизировать ситуацию, которую сейчас можно наметить лишь в самых общих чертах.


Примечания

1 Спасский И.Г. Русская монетная система: Историко-нумизматический очерк. 4-е изд., доп. Л., 1970; Мельникова А.С., Уздеников В.В., Шиканова И.С. Деньги в России: История русского денежного хозяйства с древнейших времен до 1917 г. М., 2000.
2 Гайдуков П.Г. Медные русские монеты конца XIV–XVI в. М.: Наука, 1993; Гайдуков П.Г. Русские полуденги, четверетцы и полушки XIV–XVII вв. М., 2006.
3 Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Нижегородского княжества. М., 1989. С. 153-154.
4 Гайдуков П.Г. Русские полуденги... С. 49; Мец Н.Д. Монеты великого княжества Московского: 1425-1462. М., 1974. С. 11 (Нумизматический сборник: Материалы к сводному каталогу [ГИМ]. Ч. III).
5 Сотникова М.П., Спасский И.Г. Русские клады слитков и монет в Эрмитаже // Русская нумизматика XI–XX вв. Л., 1979. С. 65-66; Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Нижегородского княжества… С. 21-22; Чижов С.И. Дроздовский клад русских денег времени вел. кн. Василия Дмитриевича Московского. Пб., 1922. С. 10, 62-64. № 143-155.
6 Чижов С.И. Дроздовский клад русских денег… С. 10.
7 Там же. С. 14.
8 Янин В.Л., Янина С.А. Начальный период рязанской монетной чеканки // Нумизматический сборник. Ч. I. М., 1955. С. 120. (Труды ГИМ. Вып. № 25.)
9 Фёдоров-Давыдов Г.А. Находки джучидских монет // НЭ. Т. IV. М., 1964. С. 174-181.
10 Гайдуков П.Г., Гришин И.В. Саранский клад русских монет XIV – начала XV в. // Двенадцатая ВНК: Москва, 19–24 апреля 2004 г. М., 2004. С. 138–140; Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Нижегородского княжества... С. 152-155, 247.
11 Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Нижегородского княжества... С. 152.
12 Фёдоров-Давыдов Г.А. Находки джучидских монет... С. 174-181; Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Нижегородского княжества... С. 153.
13 Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Нижегородского княжества... С. 154-155.
14 Волков И.В. Новая группа русских подражательных монет конца XIV в. // Нумизматика: Научно-информационный журнал. М., 2005. Март. № 7. С. 27–29.
15 Чижов С.И. Дроздовский клад русских денег... С. 10, 62-64. № 143-155; Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Нижегородского княжества... С. 21-22; Сотникова М.П., Спасский И.Г. Русские клады слитков и монет… С. 65-66.
16 Сузин М.В. Ожгибовский монетный клад XIV в. // КСИИМК. М., 1949. Вып. XXIX. С. 112-113; Фёдоров-Давыдов Г.А. Находки джучидских монет... С. 176-181; Мухаметшин Д.Г. О подражаниях из Каратунского клада // Двенадцатая ВНК: Москва, 19–24 апреля 2004 г. М., 2004. С. 90-91; Хромов К.К. К вопросу о начале монетной чеканки на территории Киевского княжества в XIV в. (о «киевских» подражаниях монетам Джанибека) // Двенадцатая ВНК: Москва, 19–24 апреля 2004 г. М., 2004. С. 87-88.
17 Сарафанова Н.А., Малыгин П.Д. Работы Новоторжской экспедиции в Торжке // Археологические открытия 2005 г. М., 2007. С. 229.
18 Шодуар С. , Обозрение русских денег и иностранных монет, употреблявшихся в России с древнейших времен. Ч. II. СПб., 1841. С. 327. № 3207; Шодуар С. , Обозрение русских денег и иностранных монет, употреблявшихся в России с древнейших времен. Собрание изображений. СПб., 1837. Табл. II, 54, 7.
19 Чертков А.Д. Описание древних русских монет. М., 1834.
20 Гагарин Ф.Г. О подделке русских монет // Записки Санкт-Петербургского археологическо-нумизматического общества. Т. I. СПб., 1849. С. 146–180.
21 Russ. antique monetae (Muenzkatalog). Л. 21, 44. № 21, 52 [Каталог монетного собрания Я. В. Брюса. Рукопись. На 241 л.] – Herzog August Bibliothek Wolfenbuettel. Handschriftensammlung. Cod. Guelf. 281.1 Extrav.
22 Schmidt Christoph, von (genannt Phiseldeck). Materialen zu der Russischen Geschichte seit dem Tode Kaisers Peter des Grossen. Th. I: 1725–1730. Mit Muenzen. Riga, 1777. Taf. I, VI; подробнее см.: Гайдуков П.Г. Русские полуденги... С. 11-12.
23 Френ Х.М. Монеты ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды с монетами разных иных мухаммеданских династий в прибавлении. СПб., 1832. С. 14. № 114. Табл. IV, XCVII; Фёдоров-Давыдов Г.А. Денежное дело Золотой Орды. М., 2003. С. 186. № 183. Табл. XIII, 183.
24 Горский А.А. Москва и Орда. М., 2000. С. 80; Френ Х.М. Монеты ханов Улуса Джучиева... С. 14. № 117. Табл. IV, C; Фёдоров-Давыдов Г.А. Денежное дело Золотой Орды... С. 187. № 188. Табл. XIII, 188.
25 Янин В.Л., Гайдуков П.Г. Актовые печати древней Руси X–XV вв. Т. III: Печати, зарегистрированные в 1970–1996 гг. М., 1998. С. 168-169. № 413-416а; Соболева Н.А. Русские печати. М., 1991. С. 148. № 8.
26 Зайцев В.В. Иностранные монеты XIII-XVI вв. из археологических раскопок в Москве // Нумизматический альманах. М. 1998. № 3. С. 15-16; Зайцев В.В. Монеты и некоторые предметы торгового инвентаря XIV-XV вв. из раскопок в Москве // Шестая ВНК: СПб., 20-25 апреля 1998 г. СПб. 1998. С. 128; Зайцев В.В., Колызин А.М. Два клада золотоордынских монет // Тринадцатая ВНК: Москва, 18-22 апреля 2005 г. М. 2005. С. 53-54; Волков И.В. Особенности денежного обращения на рязанско-московском пограничье в последней четверти XIV – начале XV в. // Археология Подмосковья: Материалы научного семинара. М., 2004. С. 353-356; Волков И.В. Об обращении джучидского дирхема в Московских землях во второй половине XIV – начале XV в. // Труды Международных нумизматических конференций: Монеты и денежное обращение в монгольских государствах XIII-XV вв. М., 2005. С. 62-67; Лебедев В.П., Дунин В.Н. Золотоордынские монеты из находок в Городце на Волге // Древности Нижегородского Поволжья: Сб. статей. Вып. II. Нумизматический сборник. Т. I. Нижний Новгород, 1997. С. 25-47; Петров П.Н. Находки джучидских монет на территории Нижегородской области // Древности Нижегородского Поволжья: Сб. статей. Вып. II. Нумизматический сборник. Т. I. Нижний Новгород, 1997. С. 9-24.
27 Волков И.В. Об обращении джучидского дирхема в Московских землях... С. 65-66; Лебедев В.П., Дунин В.Н. Золотоордынские монеты из находок в Городце на Волге... С. 40.
28 Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Московской Руси: Москва в борьбе за независимое и централизованное государство. М., 1981. С. 141-142.
29 Фёдоров-Давыдов Г.А. Основные закономерности развития денежно-весовых систем в Золотой Орде // Археографический ежегодник за 1957 г. М., 1958. С. 7-16; Фёдоров-Давыдов Г.А. Монеты Московской Руси... С. 20, 142; Фёдоров-Давыдов Г.А. Денежное дело Золотой Орды... С. 15-16.

Список сокращений

ВНК – Всероссийская нумизматическая конференция
КСИИМК – Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института истории материальной культуры АН СССР. М.
НЭ – Нумизматика и эпиграфика. М.


НАЗАД

mailto:russianchange@narod.ru

Copyright ©2011, Все права защищены. Перепечатка без согласия автора запрещена.
Copyright ©2011, All Rights Reserved Worldwide

Webmaster Mole Man
http://russianchange.narod.ru








Спонсоры страницы:
แทงบอลออนไลน์.
Hosted by uCoz