http://russianchange.narod.ru    
В. В. Хухарев (г. Тверь)
Денга Новоторжская.
Изд.: Нумизматика, N.12, 2006, С.18-21.

В изучении средневековой русской нумизматики уделялось мало внимания монетной чеканке Нового Торга. Причиной тому небольшое количество сохранившихся монет и отсутствие письменных источников. К примеру, общее количество учтенных на сегодня экземпляров денег Нового Торга и сведений о них составляет всего около 30 экз. Лишь половина из них хранится в государственных собраниях: в Государственном Эрмитаже (9 экз.), Историческом музее (3 экз.), Новгородском музее (2 экз.) и Всероссийском Историко-этнографическом музее в Торжке (1 экз.). Один экземпляр из находок 1992г. в Торжке (исследования А. А. Зайцева) находится на научной обработке в Торжокской археологической экспедиции (рук. П. Д. Малыгин). Монеты, хранящиеся в частных коллекциях, сегодня практически недоступны для изучения 1.

 
Рис. 1. Денга новоторжская (по монетам из собрания Государственного Эрмитажа и Новгородского музея):
1,2,3,4 - тип I; 5 - тип II.

Город Торжок (Новый Торг), расположенный на границе Великого княжества Тверского и Новгородской земли, хорошо известен как центр Новоторжской волости XII - XV веков. В составе Новгородской республики Торжок и его округа имели большое значение. Выгодное географическое положение на торговом пути и хорошо укрепленная крепость делали контроль над городом крайне важным не только для Новгорода, но и для Москвы и Твери, долгое время искавших возможности влияния и давления на Новгород. В изучении интереснейшего средневекового периода местной истории остается еще много белых пятен, одним из которых, несомненно, является и денежная чеканка Нового Торга в XV веке. 2
О первой достоверной находке новоторжской денги в Торжке стало известно в 1978г., когда житель города Ю. И. Игнатьев передал в Торжокский народный музей монету, найденную им в 1976 г. на набережной р. Тверцы, неподалеку от Власьевской церкви 3. В 1984 г. сотрудница музея Г. А. Климовская обращалась в Отдел нумизматики Государственного Эрмитажа (СПб) к М. П. Сотниковой с просьбой определения монеты. В настоящее время монета выставлена в постоянной экспозиции ВИЭМ. 4
О находке в середине 80-х гг. XX в. в г. Торжке ещё одной "денги новоторжской" сообщил тверской коллекционер В. Г. Терещенко. По его словам, она находилась в коллекции известного собирателя А.Е. Сергеева (Торжок), была у него похищена и место ее современного нахождения неизвестно.
В 1992 г. при работах экспедиции ВИЭМ и ТвГУ, которая исследовала Борисоглебский монастырь в г. Торжке (рук. А. А. Зайцев) была найдена еще одна "денга новоторжска". Находка была сделана в верхнем горизонте некрополя. При исследовании некрополя были зафиксированы около 30 погребений в деревянных гробах и колодах, предварительно датированные XIV - XVII вв. 5
На 1994г. приходится еще один случай фиксации информации о находке "денги новоторжской". В отдел нумизматики Государственного Исторического музея обратился житель г. Москвы с просьбой определения монеты, найденной "школьниками во время археологических раскопок в г. Торжке". Монета была определена А. С. Мельниковой как "денга новоторжская". Судьба и место хранения этого экземпляра остаются на сегодня неизвестными 6.
Таким образом, на современном этапе изучения мы имеем 4 экз. "новоторожской денги", связанных непосредственно своим нахождением в Торжке и ряд монет в музейных собраниях, происходящих главным образом из частных коллекций известных собирателей (Пахомов Е. А., Лукьянова В. В. и др.). В собрании коллекции подделок ОН ГЭ (Санкт-Петербург), по сообщению М. П. Сотниковой, хранятся также и фальшивые экземпляры "новоторжской денги". 7
Обратившись к анализу доступных на сегодня изображений новоторжских денег, мы можем говорить, по меньшей мере, о её чекане 8 лицевыми и 6 оборотными штемпелями и выделять следующие типы и варианты:
Тип I
Первый вариант (рис. 1: 1, 2) известно 9 экз.:
1. Лицевая сторона: птица вправо с крупной головой, небольшим клювом и широким хвостом, слегка опущенным "книзу", переданный вписанными друг в друга треугольниками, отделенный от тела особого вида перехватом; крылья расправлены, трехпалые лапки слегка подогнуты. Перед грудью птицы точка. Вокруг - ободок из редких крупных точек.
2. Оборотная сторона: 4-х строчная надпись в ободке из крупных, редких точек:
"• ПYТ• / NOBO / ТОРЬС /• К А •" . Начало и конец первой и четвертой строчек, отмечены точками.
Второй вариант (рис. 1: 3, 4) известно 3 экз.:
3. Лицевая сторона: птица вправо с крупной головой, длинным загнутым клювом; широким хвостом и с поднятыми крыльями, широко расставленными трехпалыми лапками; перед грудью птицы точка. Вокруг - ободок из крупных точек, частично наложенный на линейный ободок.
4. Оборотная сторона: Четырехстрочная надпись в ободке из точек:
"•ПYТ• / ЬNOBO / ТОРЬС / • КАЯ • " Надпись отличается характерным написанием буквы "Т" с точками.
Третий вариант (известен 1 экз.):
1. Лицевая сторона: птица вправо с крупной головой, небольшим клювом и широким хвостом, переданным вписанными друг в друга треугольниками и отделенным от тела особого вида перехватом; крылья расправлены, трехпалые лапы птицы слегка подогнуты. Перед грудью птицы точка. Вокруг - ободок из редких крупных точек.
5.Оборотная сторона: Четырехстрочная надпись в ободке из крупных, редких точек:
"ПЕY / ATЬNOB / ОТОРЬ / СКА".
Тип II.
Первый вариант (рис. 1: 5) известен 1 экз.:
1. Лицевая сторона: птица сирин вправо с крупной головой в трехчастной короне и головой, повёрнутой в анфас; крылья расправлены, лапы слегка расставленны. Перед грудью - точка. Вокруг - ободок из редких крупных точек. Изображение выполнено в графично-плоскостной манере.
5.Оборотная сторона: 4-х строчная надпись в ободке из крупных, тесно поставленных точек:
"• NO • / ВОТО / РЬСК/АЯ". 8
Веса доступных для взвешивания экземпляров составляют 0,35г (1), 0,36г (1), 0,37г (1), 0,39г (1), 0,40г (3), 0,41 г (1), 0,42 г (1).
Впервые монета первого варианта была издана в 1896 г. в работе А. В. Орешникова "Русские монеты до 1547 г.", второй вариант в работе А. Д. Черткова "Описание древних русских монет" в 1834 году. Есть ее публикации в каталоге графа Э. К. Гуттен-Чапского (1875г.) и во втором приложении к каталогу Д. П. Сонцева (1862 г.). Третий вариант впервые был опубликован Я. Я. Рейхелем в каталоге его петербургской коллекции на немецком языке (1847г.). 9
После выхода в 1896г. книги А. В. Орешникова "Русские монеты до 1547 г.", где "новоторжским денгам" было уделено две страницы, они долгое время не привлекали специального внимания исследователей. Вскользь о новоторжской чеканке упоминает П. Д. Малыгин в своих очерках о древнем Торжке (1990). Вышедшая в 2002г. книга П. Д. Малыгина и В.И. Лавренова "Город Торжок в символах, эмблемах и гербах" содержит целую главу о новоторжских монетах, но это в большей степени популярное издание. 10 Правда, попытка авторов показать место новоторжской чеканки в истории средневековой нумизматики, как и новый термин названия монет новоторжской чеканки - "новоторки" - несколько удивляют. Вряд ли возможна, на наш взгляд, и узкая датировка чеканки в Новом Торге 1420-1424 гг., как и то, что "... чеканка новоторжской денги носила кратковременный характер и была отдана новоторжскими и новгородскими посадниками на откуп ремесленникам-чеканщикам...". 11 Этому в значительной степени противоречат современные данные о развитии денежног
о дела в средневековье и анализ новоторжского монетного материала. Необходимо заметить, что иллюстрации в работе приведены достаточно небрежно, не указано и о хранении большей части монет на иллюстрациях в коллекциях Государственного Эрмитажа (СПб).
Новые материалы и публикации последних лет, имеющиеся в нашем распоряжении, позволяют на основе обобщенных данных несколько иначе взглянуть на проблему новоторжской чеканки.
"Денга новоторжская" представляет собой тип анонимных денег с указанием на место чеканки (изв.: ДЕNГА ТВЕРСКАЯ, ПУЛО МОСКОВСКОЕ, ДЕNГА ПСКОВСКАЯ, ПУЛО NОВАГОРОДА) датируемых XV-XVI вв.
Употребление слова "ПЕЧАТЬ" в надписях на средневековых русских монетах имеет много аналогий прежде всего на тверских монетах (прим.: ПЕЧАТЬ КNЗЯ ВЕЛИКОГО БОРИСА АЛЕКСАДРОВИЧА) 12.
Объясняя смысл такого написания, исследователи отмечают здесь явную близость средневековой нумизматики и сфрагистики, когда монеты трактовались как кусочки металла, заверенные печатью в их подлинности. Такая двойственность, по наблюдениям Н. А. Соболевой, приводила порой к использованию их в качестве своеобразных "эрзац-печатей" 13.
Анализируя надпись на новоторжской денге, необходимо отметить явное соединение двух традиций (не получившее широкого распространения в русской средневековой нумизматике), когда "печать" в соединении с географическим названием "новоторжска (я)" дают скорее пример сфрагистической надписи. Обращает внимание использование точек в оформлении строк некоторых вариантов и оформлении букв - традиция, широко применявшаяся в тверской чеканке.
Стилистика изображения крупных деталей, угловатое написание букв, сочетание рисунка лицевой и оборотной сторон дают ряд примеров в чекане Новгорода, Москвы и Твери. Правда, в отличие от новгородских монет стилистика новоторжских изображений и написаний имеет более "мягкие" черты, а от тверских образцов ее отделяет большая графичность.
Весьма любопытными оказываются аналогии лицевой стороны "новоторжкой денги". В работах А. В. Орешникова, М. П. Сотниковой и П. Г. Гайдукова, посвященных средневековой монетной чеканке, приводится ряд достаточно близких сюжетов. Это изображения птиц на микулинских денгах кн. Федора Михайловича (чекан до 1430 г.) и его сына князя Федора Федоровича (после 1430 г.), кашинских денгах Василия Михайловича (1425-1426 гг.), тверских денгах Вел. кн. Бориса Александровича (начало 1430-х годов), городенских денгах князя Александра Ивановича, чеканенных в 1413-1415 гг., а также на четверетцах и пулах Новгорода Великого, московских денгах вел. кн. Василия Васильевича Темного (1425-1462). 14
Сын и наследник Великого князя Тверского Ивана Михайловича - Александр в числе первых был наделен правом удельной чеканки в Городенске (Старице). Птица с его денги (Ор. 399) изображена в близкой стилистике - с большой головой и двумя крыльями, расправленными за спиной. Но в отличие от новоторжской, она более плавных очертаний и статична.
Появление на новоторжской денге типа II рисунка с "московским" изображением птицы сирин (Ор. 608, 609) вполне может быть объяснено усилившейся промосковской направленностью местной чеканки. 15
Интересные данные дает метрологический анализ весовых показателей новоторжских денег. Их масса колеблется от 0,35 г до 0,42 г (средний вес 0,40 г). Метрология русской средневековой чеканки XV в. имеет достаточно пеструю картину. Тверская чеканка, начавшаяся в 1413-1415 гг. со средним весом денег 0,65-0,66 г. при Вел. князе Борисе Александровиче (1425-1461) составляла 0,59-0,53 г; при Вел. кн. Михаиле Борисовиче - 0,56-0,47 г. Московская чеканка денег в XIV в. с весовой нормой 0,91-0,95 г уже к 1410г. составляла 0,70-0,79 г, ко второй четверти XV в., во времена феодальной войны, она понижается до 0,50-0,54 г, а затем и до 0,37-0,40 г. Псковская с 1425 г. велась по норме 0,79 г, затем 0,76 г, а уже с 60-х годов по норме 0,74-0,75 г. Новгородская чеканка, начатая в 1420 г., следовала норме - 0,80-0,81 г. 16
Таким образом, даже первоначальное сравнение весовых показателей новоторжских денег (учитывая небольшое количество сохранившихся экземпляров) и их сохранность позволяет указывать на их сочетаемость с московской (1:1) и достаточную близость с новгородской (1:2) и тверской (2:3) денежными системами.
Соединив вместе стилистические, эпиграфические и метрологические данные изучения "новоторжских денег", мы получим наблюдения, отражающие следы порой взаимоисключающих влияний Твери, Москвы и Новгорода, в результате которых Торжок и проводил свою своеобразную "гибридную" чеканку. Ничего необычного в этом нет. Такова в общем-то и кашинская удельная чеканка, постоянно испытывавшая противоположные влияния тверской и московской денежных систем и традиций.
Возникновение подобной ситуации вряд ли может иметь простое объяснение. Монетное дело в Средневековой Руси не было свободным актом ремесленников. Оно находилось под ведением городских властей (Новгород, Псков) или князя (Тверь, Москва). Именно они осуществляли право монетной регалии, получали выгоды от ее эксплуатации, определяли монетную символику, зачастую непосредственно отражающую уровень притязаний того или иного правителя. Именно в символике находила отражение политическая история средневековья - тема, редко еще сегодня становящаяся предметом специальных исследований.
Вполне очевидна политическая составляющая новоторжского чекана. Далекий пригород "Великого Новгорода" началом собственной чеканки значительно повышал свой статус. К сожалению, политическая история Нового Торга - Торжка еще мало исследована, чтобы более конкретно говорить о ее тенденциях и проявлениях, нужны большие дополнительные иследования. Становление и эволюция местного городского управления, роль новоторжского посадника и князя-наместника только-только становятся объектом пристального внимания современных ученых. На сегодня все более очевидной становится (помимо новгородского) значительная доля тверского и московского влияния в этом процессе. Желание тверских князей поставить под свой контроль этот жизненно необходимый для Новгорода город и торговый путь вело не только к попыткам силой овладеть Торжком (Великим Тверским кн. Борисом Александровичем в 1444-1445 гг. был совершен ряд походов на Торжок и земли его округи), но и сложным политическим и экономическим "играм". В их ряду вполне логична и организация новоторжской чеканки. Датировать ее на современном этапе исследования можно двадцатыми-сороковыми годами XV века.
Организация чеканки в Торжке, несомненно, была осуществлена местным самоуправлением, но явно ощущалось сильное влияние Новгорода, Твери и Москвы, подробности которого еще требуют дополнительного изучения.
Существование двух типов с вариантами новоторжских денег, встречаемость монетных находок в культурном слое позволяют говорить не менее чем о десяти-, а то и двадцатилетнем периоде чеканки (одна пара штемпелей могла использоваться от 2-3 до 6-7 лет, а их в Торжке было не менее шести) и о значительных её объемах. В денежном обращении эти монеты достаточно легко могли оставаться вплоть до 30-х годов XVI в.
Введение всех известных экземпляров новоторжских денег в научный оборот и последующий более подробный анализ, сопровождаемый не только статистико-метрологическим, но и металлографическими исследованиями, изучение штемпельных связей и, конечно, привлечение данных новых находок из археологических исследований в Торжке, начавшем подобно Москве, Новгороду и Твери исследоваться большими площадями, позволит понять место и оценить значение новоторжской чеканки XV в. для всей русской средневековой нумизматики.

Примечания

1 Выражаю признательность за помощь в работе М. П. Сотниковой и М. Б. Маршак (ГЭ, СПб); А. С. Мельниковой (+), Е. В. Глазуновой и О. С. Дядченко (ГИМ, Москва); Т. В. Федоровой (НГМ, Новгород); И. В. Шамариной и В. В. Кузнецову (ВИЭМ, Торжок); Т. В. Кирилловой, В. А. Бушляковой, В. Г. Терещенко, А. И. Лабзину и В. Г. Куприянову (Тверь), В.Н. Клещинову (Москва).
2 Борзаковский B.C. История Тверского княжества. Репринт 1876г. Тверь, 1994. С. 196-198; Рихтер Д. Торжок // Энциклопедический словарь. Изд. Ф.А. Брокгауз и И.А. Ефрон. Т. XXXIII (66 полутом). СПб., 1901. С. 626-629; Клюг Э. Княжество Тверское (1247-1485). Тверь, 1994. с. 294-295; Малыгин П. Д. Древний Торжок. Историко-археологические очерки. Торжок. 1990.С. 36-40; Малыгин П. Д. Торжок в составе Новгородской земли (конец I тыс. н.э.-конец XV в.). Автореферат дисс. канд. ист. наук М., 1992 и др.
3 Моисеев М. Найдено в Торжке // Труд (Москва). 31 авг. 1978г.
4 В декабре 2005 г. экспозиция была размещена в новом здании музея на площади Девятого января. Монета помещена в зале средневековой истории, рядом помещена фотография, выполненная Н. Васильевым.
5 Зайцев А. А. Исследования Торжка // Археологические Открытия 1992 года. М., 1993. С. 64.
6 Рукописный архив ОН ГИМ, запись А. С. Мельниковой от 12.05.1994г.
7 Гайдуков П. Г., Петрова Л. И. Монетное собрание Новгородского музея // MHO: Нумизматический сборник № 5. М., 1997. С.204-214; Хухарев В. В. Денги Нового Торга в XV в. // Девятая Всероссийская Нумизматическая конференция: тез. докл. и сообщ. СПб, 2001. С. 126-129; Хухарев В.В. "Денга новоторжская" из собрания ВИЭМ в г. Торжке [в печати].
8 Определяя эту монету, хранящуюся в Новгородском музее (НГМ КП 26463, XXIII-2), как подлинный экземпляр новоторжской чеканки, не относящийся к подражательным монетам, мы исходили из иконографического и метрологического (0,35г; Ag 960) анализа и особенностей начертания монетной легенды, выполненной в одинаковой манере с достоверно подлинными "денгами новоторжскими". Отсутствие серии экземпляров этого типа монет формально оставляют наше определение гипотезой. Правда, надо еще заметить, что оформление этой монеты с изображением птицы сирин и "городской надписью" места чеканки находит обильные аналогии в чекане четверец и полушек XVI-XVII вв. подробно на сегодня хотя и исследованных (см.: Гайдуков П. Г. Русские полуденги, четверетцы и полушки XIV-XVII вв. М., 2006), но требует еще осмысления.
9 Чертков А. Д. Описание древних русских монет. М., 1834. № 311, т. XIX, фиг. 3; Сонцов Д. П. Деньги и пулы Древней Руси, великокняжеские и удельные. Прибавление II. М., 1862. С. 75, №54; Гуттен-Чапский Э. К. Удельные, великокняжеские и царские деньги Древней Руси. Собрание графа Э. К. Гуттен-Чапского. СПб., 1875. №247; Reichel J. Die Reichlsche Munzsammlung in St.-Peterburg, Th. I. Russland. 1842 (1847). №4280; Орешников А. В. Русские монеты до 1547 г. Репринтное воспроизведение издания 1896г. М., 1996. С. 20-21, №90-91, 92; Хухарев В.В. Денги Нового Торга в XV в. С. 126-129. Более подробно типы и варианты рассмотрены в отдельной публикации: Хухарев В. В. К вопросу о денгах Нового Торга // Тверь, Тверская земля и сопредельные территории в эпоху средневековья: Материалы научного семинара. Вып. 6. [в печати].
10 Малыгин П. Д., Лавренов В. И. Город Торжок в символах, эмблемах и гербах. Тверь, 2002. С. 37-46.
11 Надо заметить, что материал главы почти полностью повторяет газетную публикацию П. Малыгина Денга Новоторжская //Маяк коммунизма (Торжок). 1 апреля 1976 г. №40. С. 4.
12 Орешников А. В. Русские монеты до 1547 г. Репринтное воспроизведение издания 1896 г. М., 1996.
13 Соболева Н.А. Русские печати. М., 1991. С. 136.
14 Орешников А. В. Русские монеты до 1547г. С. 16, № 59, 61; Сотникова М. П. Денги тверского удела Городня (первая половина XV в.) // ТАС. Вып. 4. Тверь, 2001. С. 366-371; Сотникова М.П. О денежном чекане Великого князя тверского Бориса Александровича (1425-1461) // Шестая всесоюзная научная конференция: тез. докл. и сообщений. Спб., 1998; Мец Н. Д. Монеты Великого княжества Московского (1425-1462) // Нумизматический сборник. Часть 4, Вып. 3. М., 1974; Мец Н. Д. Монеты удельного княжества Кашинского (к истории борьбы за Кашин в период сложения Русского централизованного государства) // КСИИМК. Вып. 65. М., 1956; Гайдуков П. Г. Медные русские монеты конца XIV-XVI вв. М., 1993. С.159-160, №75, 83; Хухарев В. В. Денежное обращение и монетное дело Твери в XV в. // ТАС. Вып. 4. Тверь, 2001. С. 360-365.
15 Орешников А. В. Русские монеты до 1547 г. С. 112 № 608, 609.
16 Мец Н. Д. Монеты Великого княжества Московского (1425-1462) // Нумизматический сборник. Часть 4, Вып. 3. М., 1974; Сотникова М.П. Начальный период (1420-1447) чеканки Великого Новгорода // MHO "Монета" . Вологда, 1995. С. 4-21; Гайдуков П. Г. Младшие номиналы средневековой Руси (четверетцы, полушки и пулы конца XIV-XVII вв.). автореф. диссертации доктора ист. наук. М, 1999. С. 9, 15-16.

НАЗАД

mailto:russianchange@narod.ru

Copyright ©2007, Все права защищены. Перепечатка без согласия автора запрещена.
Copyright ©2007, All Rights Reserved Worldwide

Webmaster Mole Man
http://russianchange.narod.ru








Спонсоры страницы:
Hosted by uCoz